С.А. Миронова. Средства массовой информации Ульяновской области в условиях политических и социально-экономических преобразований (1991-2000 гг.)

Аннотация: Статья посвящена рассмотрению такой малоизученной темы как освящение СМИ Ульяновской области происходящих в стране и регионе политических и социально-экономических изменений в период 1991-2000 годов. Автор выделяет основные события, которые освещались в ульяновской прессе, комментирует причины выбора информационного повода.

Ранее данному вопросу уделялось мало внимания, и события в Ульяновске за указанный период были практически не изучены. Собранный материал обзорно представит крупные сегменты информационного поля Ульяновска за указанный период. Рассмотрены причины попадания в информационное поле тех или иных событий, их значимость на региональном уровне.

Ключевые слова: Ульяновск, СМИ, политические изменения, социально-экономические изменения, «Ульяновская правда», «Симбирский курьер», августовский путч, дефолт, дефицит, приватизация, Юрий Горячев.

Благодарность: Исследование выполнено при поддержке Научной библиотеки Ленинского мемориала и заведующей библиотечным сектором М.М. Амельченко.

Средства массовой информации в 90-ые годы XX века (вместе со всей страной) подвергались немалым изменениям, в первую очередь как социальный институт. Именно в этот период в России были предприняты первые попытки сделать журналистику «четвертой властью»: независимой стороной, влияющей на массовое сознание путем предоставления объективных фактов и экспертных мнений. Возникали новые СМИ, меняли формат старые (вычеркивая из аббревиатуры СМИП пункт «п» — пропаганда), расширялись технические возможности. Строительство СМИ Российской Федерации, развернувшееся в начале 90-х, испытало немало трудностей. На начало ноября 1991 года Министерством печати и массовой информации РФ было зарегистрировано 1269 газет, журналов, информационных агентств. Более 2200 средств массовой информации получили свидетельства на право деятельности в бывшем союзном ведомстве. Однако это далеко не полные данные, ибо часть изданий была зарегистрирована в Российском министерстве печати, часть – в исполнительных органах власти различных уровней, вплоть до районных советов. Демократизация общественной жизни и переход «к рынку» радикально изменили роль средств массовой информации. В 1991, еще больше – в 1992 году продолжали падать тиражи массовых газет. Сказался не только экономический фактор – рост цен на подписку, но и стремление читателей найти что-то свое.

Актуальность данной работы заключается в важности оценки профессиональных навыков историка в осуществлении многоаспектной задачи, которой является работа с архивными подшивками газет, классификация печатных источников и установление их связи с историческими реалиями. Проблема заключается в малой изученности регионального сегмента политических и социально-экономических публикаций в СМИ за указанный период. Стоит сразу оговориться, что временной период, заявленный в теме статьи, весьма обширен и наполнен информационными поводами как федерального, так и регионального уровня. Принимая во внимание допустимый объем статьи, мы остановимся лишь на наиболее важных и освещенных в ульяновской прессе, моментах. В подготовке статьи использовались материалы из книги Г.А. Демочкина «Антология жизни. 1991-1996», учебное пособие «История новейшей отечественной журналистики» Р.П. Овсепян, а также архивные номера ульяновских региональных печатных изданий (с перевесом в сторону «Симбирского курьера» — первого независимого издания области и «Ульяновской правды» -про-партийного СМИ).

Целью исследования является обзор ключевых событий за период 1991-2000 гг. в России и Ульяновской области, которые наиболее ярко освещались в ульяновских СМИ. В ходе исследования использовались методы системного подхода (в распределении материалов газет и изучении литературы) и дедукции (как метод перехода от исторического факта к мнению журналиста или интервьюируемого, опубликовавшего тот или иной материал).

В условиях перехода к рыночной экономике, СМИ становятся сначала вестником происходящих в стране изменений, публикуя статьи, репортажи и мнения, ранее не прошедшие бы цензуру, а затем – продуктом, который должен заинтересовать аудиторию, вызвать желание приобрести его. Так происходил переход от тотальной гласности к формированию новой, собственно-редакционной политики изданий. В этой ситуации особенно важен региональный аспект происходящих изменений: так, в момент августовского путча, на который столь болезненно отреагировала страна, Ульяновск был озабочен проблемами чисто бытовыми, о которых и писали наши региональные издания. Из «самого сытого города» последнего периода СССР, Ульяновск стал «городом самых высоких цен» («Вести» из Ульяновска от 15 февраля 1992 года), и именно этой ситуации, а также экспертным мнениям и «разборам полетов» были посвящены основные материалы свободной прессы. Наиболее значимыми и своевременными в период попытки августовского переворота можно назвать негативную публикацию главного редактора газеты «Симбирский курьер» А.Г. Багдасаровой о реакции жителей на события путча («Настал час правды», «Симбирский курьер» от 29 августа 1991 года) и интервью с Юрием Фроловичем Горячевым («Юрий Горячев хочет, чтоб люди знали о нем правду», «Симбирский курьер» от 24 августа 1991 года), где председатель областного Совета народных депутатов (на тот момент) рассказал о своем взгляде на произошедшее 19-21 августа 91-ого. Большая часть материалов о событиях путча увидела свет как перепечатки из федеральной прессы, в конце 91 года, т.е. собственных материалов СМИ Ульяновска практически не готовили. Именно здесь региональный аспект сыграл наибольшую роль – на события в Москве, ульяновская власть отреагировала неоднозначно. Единственным на тот момент деятельным управленцем был Горячев, который проигнорировал все указы ГКЧП региональным властям, при этом, не проявив поддержки правительству РФ. Позже, во все же опубликованных комментариях о событиях путча это назовут «умолчанием своей позиции». Однако большая часть СМИ это тему развивать не станут.

Еще интересен момент действий некоторых СМИ непосредственно во время путча. Если то, что «Ульяновская правда», в отличие от многих других газет, публиковала информацию, предоставляемую ГКЧП – не удивительно, т.к. издание являлось партийным органом (28 августа «УП» выпустит обращение к читателям, где объяснят причины таковой информационной политики и объявят о ре-учреждении газеты силами редакционного коллектива), то позиция ГТРК «Волга» оказалась куда интереснее: по свидетельству В.С. Галанцева, звукооператора ГТРК, телерадиокомитет заготовил два сюжета – на случай провала ГКЧП и на случай его победы. Позже пленки пропали. Что касается СМИ как рыночного продукта, то в период 1990-2000 данный вопрос практически не возникал. В условиях социально-политических и экономических изменений аудитории было необходимо знать, что происходит в стране и городе, потому главным показателем, повышающим заинтересованность к продукту, было своевременное и максимально подробное информирование о происходящем. Люди устали от сообщений в стиле «в Багдаде все спокойно» и стремились узнать о реалиях. Этот вопрос особенно сильно волновал регионы, которые изменения затронули более прочих. К ним и относилась Ульяновская область — самая «сытая», а позже и «самая дорогая». На волне подобных настроений самыми читаемыми изданиями оказались газеты свободные, в регионе это «Симбирский курьер», а также СМИ, уже снискавшие себе постоянную аудиторию, такие как «Ульяновская правда». Более скандальное издание, которое также приобрело популярность на волне происходящих изменений – «Слово молодежи», образованное в 1900 году и сразу занявшее нишу ульяновской «желтой прессы».

Однако, возвращаясь к теме, обратимся к процессам более долговременным, а именно – к ходу приватизации и экономической дестабилизации на территории Ульяновской области. Говорили о приватизации имущества и предприятий, на первых парах данного процесса, в первую очередь на страницах «Ульяновской правды». Полные светлой надежды интервью с первопроходцами фермерских хозяйств («Нужна ли крестьянину земля?», «УП» от 5 января 1991 года; рабочими приватизированных заводов («Выкупили завод», «УП» от 7 февраля 1991 года) и не такие радостные экспертное мнение профессора УГСХА А. Зусмановского и публикация с говорящим названием («Богатые становятся еще богаче, бедные – бедней» кандидата исторических наук С. Сытина [11, с.7]. Публикации в прочих СМИ по этой теме проходили периодами, «на волне» того или иного нововведения. Так, любопытна заметка «Ваучер – за девять тысяч» («Симбирский курьер» от 21 ноября 1992 года), где описывался механизм новой игры, в качестве ставки в которой участники могут ставить ваучеры. Также ход приватизации открыто осуждали в ульяновском эфире «Радио России» (сообщение от 9 декабря 1992 года), прозвучала фраза «мафиозный характер приватизации» [9, с.2]. В условиях коррупции и сверхмонополизации приватизация имела ряд негативных последствий при очевидных успехах в ряде отраслей. В ходе приватизации произошло занижение реальной стоимости основных фондов в 20-30 раз и соответственно стоимости приватизационных чеков. Кроме того, на предприятиях, приватизированных в собственность трудовых коллективов, реальным хозяином остался директор, распоряжающийся доходами. За первые годы реформ выросло количество частных банков и бирж. В сельском хозяйстве доля предприятий с государственной формой собственности составляла не более 15% земельных угодий. Остальные превратились в ТОО и АО, но для большинства хозяйств это было единственным изменением.

Говоря об экономической нестабильности, ее можно разделить на несколько этапов: развал административно-командной системы и «шоковая терапия» Гайдара (1991-1993 гг.), гиперинфляция (1994-1995 гг.), период финансовой стабильности, который «обошел стороной» Ульяновск (1996-1997 гг.), дефолт (1998-1999 гг.) и экономический рост (с 2000 года). Наиболее обсуждаемой темой в ульяновских СМИ стали именно дефицит, инфляция и дефолт т.е. вопросы, непосредственно влияющие на повседневную жизнь аудитории.

Упоминать о многочисленных мнениях, публиковавшихся на страницах газет, не имеет смысла, ввиду огромного их количества, потому речь пойдет лишь о наиболее значимых и интересных из них.

Так, в заметке «Реформа цен: слухи и реальность» А. Комин, первый заместитель председателя Госкомцен СССР, обозначил мотивацию правительства к изменениям ценовой политики: «Реформа цен необходима… до сих пор держимся за архаичную, неэффективную ценовую систему… слухи (о повышении цен)… выгодны тем, кто стремится к социально напряженности». С февраля 91-ого цены стали расти. О дефиците писали много и охотно, упоминая его в статьях, репортажах и очерках, даже не относящихся напрямую к данной тематике. Нам наиболее интересным кажется очерк, демонстрирующий ситуацию в магазинах Ульяновска в 91-ом («Полки пусты. По-прежнему…», «Слово молодежи» от 6 апреля 1991 года). Материал достаточно объемный, потому ограничимся описанием: автор, Ирина Крючкова, прогуливается по ЦУМу, где видит штучные товары массового потребления (!) и необычайно высокие цены, при виде которых «бабушки охают, мамы мрачнеют и только малыши, пожалуй, остаются невозмутимыми» [1, с.34]. Еще более интересным оказался после новогодний опрос горожан, опубликованный в «Симбирском курьере»: «…чтобы не было потрясений» («Симбирский курьер» от 5.01.1993 года). Ровно половина опрошенных упомянули низкие зарплаты, вопрошая у корреспондента «как на них жить?», однако, высказали надежду на власть, посетовали на буквально ежедневный рост цен и говорили о применении ваучеров. Охарактеризовать настроение людей можно было последним комментарием инженера С. Окутина: «Для меня год был счастливым – родился сын. Но в общем-то пока просвета не видно. Конечно, надеюсь на лучшее, но хорошего от реформ пока не жду». К слову о гиперинфляции и росте цен, одной строкой: в заметке «В рынок – под балдой» «Симбирского курьера» («Симбирский курьер» от 20 апреля 1995 года) отмечено, что Ульяновск стал лидером по росту цен на водку –7,5-10 тыс. (!) за бутылку. 14 декабря 1995 года ульяновские учителя выступили с акцией протеста у здания администрации. На пикет их подвигло отсутствие заработной платы. Представители городской администрации озвучили собравшимся цифры задолженности перед работниками сфер образования различных районов города, план выхода из данной ситуации и сроки выплаты заработной платы за ноябрь («Симбирский курьер» от 15 декабря 1995 года). Реакция на дефолт в региональной прессе была более активной, нежели на предыдущие экономические потрясения. Причиной тому могли послужить как особенная «болезненность» данной ситуации, так и большая развитость региональной прессы в 1998 году. Автор данного материала считает основной причиной усталость граждан от экономических сложностей, как рядовых жителей, так и чиновников с журналистами. Примером тому служат публикации «Режут по живому. Рубль доллар не догонит», наполненные вышеуказанной усталостью авторов и опубликованные в следующих, после официальных заявлений правительства о деноминации и постановлений правительства же, номерах. [10, с.2]. Так, на фоне «усталых» публикаций, одно из ключевых событий нестабильности, «черный вторник», был практически обделен вниманием ульяновской прессы. Из рассмотренных материалов были найдены лишь публикация РИА «Новости», перепечатанная «Симбирским курьером» под общим названием разворота: «Черный вторник: расследование, мнение, реакция» (восстановить хронологию изначальной публикации не удалость, найдена перепечатка в «Симбирском курьере» от 18 октября 1994 года, как и следующий материал) и интервью с лидером фракции «Выбор России» Егором Гайдаром.

Публикации о возвращении экономики в нормальное русло за 2000 год в региональных СМИ нами не были обнаружены. Говоря об социально-политически и экономических изменениях в Ульяновске, нельзя обойти вниманием такую фигуру, как Юрий Фролович Горячев. Журналисты и не обошли. Но, для начала, короткая справка: Юрий Горячев родился 11 ноября 1938 г. в д. Ново-Осоргино Камышлинского района Куйбышевской области. В 1961 г. окончил Ульяновский сельскохозяйственный институт. Работал заведующим ветеринарно-бактериологической лабораторией. С декабря 1961 г. – на комсомольской работе. В 1973–1987 гг. был первым секретарём Ульяновского райкома КПСС. С 1987 г. работал председателем облисполкома, председателем областного Совета народных депутатов. В 1992–2001 гг. – губернатор Ульяновской области. По его инициативе были разработаны и реализованы целевые социальные программы «Забота», «Семья и дети». Активно велась работа по строительству жилья и объектов социально-культурной сферы, строительству дорог, газификации населенных пунктов области. В данный период были построены: 2-ой корпус областного госпиталя ветеранов Великой Отечественной войны, областная многопрофильная детская больница, лечебные корпуса областной больницы № 1, областной театр кукол. За заслуги Ю.Ф. Горячев награждён орденами Дружбы и Октябрьской революции, двумя орденами «Знак Почёта», медалями «За трудовую доблесть», «За доблестный труд. В ознаменовании 100-летия со дня рождения В.И. Ленина». Скончался 20 января 2010 г.11 ноября 2010 г. в пос. Ишеевка был открыт памятник Ю.Ф. Горячеву. Его имя присвоено Ульяновской областной детской клинической больнице, созданной при его непосредственном участии. 11 ноября 2011 г. в Ульяновске открыт музей Ю.Ф. Горячева. С самого начала своей ульяновской карьеры и до ее завершения Юрий Фролович оставался чуть ли не центральной фигурой, освещаемой в СМИ. Отношение к Горячеву у СМИ менялось не однократно. Яркий пример этого: взаимоотношения А. Габрелианова, создателя газеты «Слово молодежи» с Юрием Фроловичем. В 1991 году Габрелианов стал доверенным лицом Горячева, во время предвыборной компании («Народная газета» от 29 марта 1991 года) и всячески информационно его поддерживал. Позже, в 1996 году, на выборах мэра, среди прочих кандидатов был выдвинут заместитель по хозяйственной части Арама Габрелианова – Виталий Марусин, который в выборах и победил. В 2000 году, на выборах губернатора области, «Симбирские губернские ведомости» под патронажем Габрелианова поддержали кандидатуру В. Шаманова, который также выиграл выборы, сместив Ю. Горячева, управлявшего областью почти 15 лет. Данная история является скорее наиболее любопытной частностью, а мы возвращаемся к медийному образу Горячева.

Будучи «крепким хозяйственником» и стараясь обеспечить именно «сытость» области, рейтинги Юрия Горячева в прессе были высоки – именно такой человек нужен был в экономически тяжелые времена. Однако восхваления продолжались не долго. Уже к 1994 году в эфире радио ГТРК (от 4 мая 1994 года) прозвучало интервью директора Димитровградского автоагрегатного завода А. Савченко с резкой критикой проводимых Горячевым реформ. Позже Юрий Фролович подал иск за оскорбление чести и достоинства, но дело проиграл («Симбирский курьер» от 14 мая 1994 года). Дальше -больше. 1995-ый год –публикация «Цены пошли вниз?» на страницах «Симбирского курьера» (от 18 марта 1995 года), которая стала реакцией на интервью с Ю. Горячевым под названием «Пришло время профессионалов» в «Ульяновской правде» и «Аргументах и фактах». Достаточно едко автор прошелся по осведомленности губернатора о делах во вверенной ему области, по ценам и официальным публикациям правительства.

Основной критике подвергалась политика «мягкого вхождения в рынок» Горячева, однако в современных источниках образ Юрия Фроловича представлен «хранителем» области от голода и полной разрухи. Также сейчас именно ему ввиняют «красную» расцветку Ульяновска на протяжении нескольких лет после развала Советского Союза.

Подводя итоги, мы можем наблюдать активность ульяновской прессы вокруг двух вопросов: финансовой нестабильности, а точнее – ее отражения на бытовых вопросах жизни аудитории, а также фигуры Юрия Фроловича Горячева – губернатора Ульяновской области. Данное явление объяснимо тем, что социально-экономические преобразования на территории области шли несколько иным путем (мягкое вхождение в рынок), нежели в других регионах, а также его (региона) «достижения» – из самых «сытых» в самых «дорогих». Данной теме требуется дополнительное углубленное изучение в более глубоком исследовательском формате.